Владислав Земляной

Писатель, Врач-стоматолог

Мое творчество

Кто сказал...

Кто сказал бы, зачем свеча
Растопила беспечный воск?
Милый, я ли не горяча
Пытка пламенем смех до слез.
Не задуешь у меня лихим,
Ах, задуют, сомнений нет.
Сплошь все выдумка да стихи,
А по жизни прощай-привет.
И задули дымок в глаза
Слабой памяти - ни строки.
Умирая, огонь сказал:
- Теплоту мою сбереги.
Время ветрено, завтра дым,
Так напьемся любви огнем.
Вышьем по небу золотым,
Не загадывай на потом.

Хорошо когда дождь...

Хорошо, когда дождь,
если он обложной
Среди тёплого лета пошёл,
а зимой,
Если снег под ногами
хрустит хорошо,
И по следу как диво
тебя я нашел.
Там сугробы по уши —
вот это зима
Я придумал её фонари
и дома.
И ночной снегопад,
но не спрячешься ты,
Я найду и тебя,
и весну, и цветы.
И тот летний таинственный
дождь обложной,
Когда вместе под зонтиком
шли мы с тобой.
И удачен был зонтик
один на двоих.
Я как Тайны касался
ладоней твоих.
Разделяла нас летняя
лишь мишура,
Но любви нашей зонтик
и дождь подыграл.
Хорошо он, как наша
любовь, обложной,
И наш зонтик хорош
для погоды любой.
Мы зимой вдоль сугробов
в обнимку вдвоём
И от глаз любопытных
июльским зонтом
Укрываемся в cнег
или дождь обложной,
Все равно хорошо,
если вместе с тобой.
Непогода любая
двоим не страшна,
Круглый год под зонтом
у нас только весна.

Я так спешил...

Я так спешил, бежал, мечтал,
Летел к тебе, но опоздал.
Подумать страшно — опоздал,
В душе смятение, скандал.
Затеял я с самим собой
На месте бы моем другой
Успел бы, а теперь моряк
Смекай, что жизнь пошла не так.
И между нами как беда
На целых десять миль вода.
Другой бы так не прогадал,
На два часа бы раньше встал,
Ему не разведут мосты,
Увы, опаздываешь ты.
И развели как никогда
Нас время, люди, суета
И разведённые мосты,
И эти десять миль воды.
Как десять миль беды, как смерть
Их вплавь никак не одолеть.
Кому кричать, куда бежать
И остается только ждать.
За мутный горизонт смотреть,
По облакам к тебе лететь.
Дерзнуть корабль из мечты,
Из воздуха, из ерунды.
Наполнить ветром паруса,
Которые придумал сам.
И полететь за горизонт,
Другой на берегу пусть ждёт.
Лететь, чтоб обмануть мосты,
Судьбу и десять миль воды.

Её звали стихия -такая забавная женщина.
Посвящали стихи ей -настолько она хороша.
Для неё ураганы и бури- пустая поденщина,
Даже если не хочет она ничего разрушать.
Её флейты и скрипки всю ночь проругались с валторнами,
Не скажу от чего, вероятней всего, из-за мест.
Что места оркестровые кажутся спорными,
О, стихия, зачем океану оркестр?
Дирижеру такому зачем оркестровая яма?
Натыкаясь по дому на стены, томится душа,
Что привыкла наивно идти на препятствия прямо
И, как волны прилива, о скалы себя разрушать.
Рядом люди лихие судачат про это безумие.
Умирать, о, стихия, возвышенно разве позор?
Ну а если ты вдруг оживешь где-нибудь в полнолуние
И однажды поймешь, что возлюбленный- бабник и вор.
Кто подсолнух на грядке, кто светлая снега овация-
Мировому порядку, я знаю, мятежна душа.
О, стихия, о верности кристаллизация,
Замедляю пред вами почтительно шаг.
Вы пожмете плечами под взглядом моим в изумлении.
Это странное с нами, глаза отведёшь- не вернуть.
О, стихия Вселенская, о, королева мгновения,
Литургия любви и любви бесконечная суть!

Луна ушла, тихонько отдаляясь,
Сперва живя надеждой: позовут.
Опомнится земля и крикнет: «Каюсь!»-
И странствия, и звезды обождут.
То гневаясь приливною волною,
Материкам она рвала бока,
Рвала кору магнитную рукою,
И сок земной выбрасывал вулкан.
То будто говорила: «Отдохните», -
И укрывалась шалью облаков.
Но вечности качались на магните
Зачатий и погибели веков.
А может быть, мне это все приснилось,
И сон не в руку из абракадабр.
Луна кружится, как всегда кружилась,
Под пальмами лежит ленивый мавр,
Которому не время удалиться.
И мир стабилен, как никто не ждал.
Судьбу луне господь послал кружиться,
Как черту серу, власть и капитал,
И мудрецам голем, и лето детям
На целый год, и верующим храм.
Но омывает землю звездный ветер,
Кометы присылает пустота.
А потому луна, как настроение,
То полная, то ниточкой кривой,
Блуждая сквозь земное тяготение,
Удерживает этот мир земной.

От солнца, по ту сторону,
Никто не знает, что она-
Луны чернея ворона
Неведомая сторона.
От солнца, сколько ни смотри,
Ища знакомые черты,
Суши мозги, слова соли,
Томись душой до пустоты.
Жемчужина или кристалл,
Или над миром булава,
Чей облик бесконечно мал,
Чьи подданные что трава,
В оправе цветом золотым.
Чья невообразима власть-
Нет совершенней черноты.
Душой повелевая всласть,
Взошел, надежду посулив,
Луны потусторонний лик.
И я подвластен, как прилив,
А может, я себе двойник
Той частью, что черным черна.
Совсем не чувствуя вины,
Кому -нибудь и я луна,
Собой переполняя сны.

Было всё потом:
Облаков пальто,
Странный силуэт
С кем-то схож или нет.
В облаках суметь
Мысленно раздеть,
Зонт из рук принять,
Трепетно обнять
И сказать: «Привет,
Нам с тобой 100 лет!»
Только облака
Путают слегка
Прежние черты.
Верю: это ты.

Я не пройду по скриплым половицам,
Я протеку тихонечко рекой
И взглядом разве прикоснусь к ресницам,
Лишь только б не тревожить твой покой.
Ночная птица крылья распластала,
И захлестнуло марево луну.
Там, за туманом, всех времён начало,
Здесь зыбкие надежды на весну,
И крыльями очерчены границы.
О, разве можно растревожить сон?
Кому-то безнадёжно сладко спится,
И кто-то этой мукой опьянен.

Ресницы дрогнули, я потянулся сладко
Раскрыть окно, из глубины глядели,
Мне улыбаясь, два цветка- загадка.
Мечтай о них, разглядывай, лелея
Их пробуждение утреннего света.
Но это только, слепо говорится,
Для мудреца и для глупца, ответа
Не дай мне бог в себе самом добиться.
Но я ищу, и шторы я раскрою:
Пусть солнце ярче освещает лица,
Пусть зайчик между мною и тобою
Беспечно, как дитя, зазолотится.
Ещё я допущу мелодий слухов,
Да, самых достовернейших мелодий.
Пусть в ухо шепчет скверная старуха,
Весьма, весьма, как будто бы и вроде.
И в форточку их голоса сквозь ноты.
Ах, доброхоты, нынче время ваше,
Ведь небо набирает обороты,
Разбрасывая камешки все дальше.
И, чувствуя стремительность падения
Эпохи нашей, лишь любовь поможет
Собрать в себе все силы притяжения
Всего, что как-то для меня дороже.

В даху зорі крилися в хаті тож в теплі
Але й посварилися Сіль не зберегли
По столу розсипали сіль аніж зірки
От як за примітками стали вояки
Бути би сусідами натворити Хат
Ще іще та житими а от в ціх дахах
Якось запалилося зірки сіль наче
В небі погубилися очі дим пече
От таке трапляється коли в небі смог
Все те розгублятьться що дарує Бог
Сіль у небі горами од його руки
Ще з отими зірками знались чумаки
Що то люди байдуже навіть їх воли
Ті шляхи зоряниі начебто волхви
Пильнували стежили але спільний шлях
Таврувати межами землю по полях
Ось так і трапляється наче навіки
Зорі придивляються кажуть старики
Ще б не посварилися недарма ж брати
Кривдоньки наїлися замість солі тій
А вона погублена сварки голосах
А вона розсипана дрібно в небесах
От і непереливки знати би від кіль
Кажуть люди сваряться загубили сіль

Эта жара убила вишню
Ветки распяла эта жара
Вишня вишня никто не лишний
Вишня пора вам пора пора
Ах эта жара растопила небо
Глаза ослепли от синевы
Одно погаснет но я там не был
А где был я а где были вы
Пусть эта окаянная доля
Расплавит выжжет до пустоты
Я остаюсь навсегда не боле
Привет жара я с тобой на ты
Бескомпромиссное время солнца
Забудет вишни погибший дым
И только где-то на дне колодца
Наверно знают что мы хотим
Но это после и будет поздно
Спасать вселенную от огня
Однажды вспомню в ночи морозной
Гори как прежде храни меня

Киснет солнце на подоконнике
Осенив бабьим летом день
Поклониться ль нужда ль в поклоннике
Или ласковой лгунье лень
Обещать даже малость жалко ли
Было лето оно прошло
Все же я каблучком пошаркаю
Помня лучшее ремесло

Для чего? Зачем? Из года в год
Где-нибудь в степи сорняк растет.
Скот не ест его, а человек
С ним воюет свой не долгий век.
Говорят, что как сорняк живуч,
Говорят он дерзок и колюч,
Говорят, что сорная трава...
Может поговорка и права
Хоть и правда, что о том кричать
Люди ставить мастера печать.
А когда печать — всему конец.
Но однажды степью шел мудрец.
Разное в котомку собирал
И пустой сорняк туда попал.
Высушен и в ступе истолчен,
Не сорняк, теперь лекарство он,
Боль чужую бережно отвел...
Значит наш сорняк себя нашел?
Ну а если было все не так:
И растет, как рос в степи сорняк
И мудрец прошел и не взглянул,
А селянин корни рубанул.
Сорная поганая трава
Значит справедливые слова?
Любят люди грешников судить,
Корни непонятного рубить.
Позже в нем найдут какой-то знак,
Укрепят, скрестив полезный злак,
Расщепят и снимут чью-то боль,
Но опять не то, не в этом соль.
Что пылинка в Космосе Земля.
Вспыхнет и погаснет жизнь моя.
Хрупкая планета, странник вечный,
Без меня пространство бесконечное.
Понесет живых, надежд полна,
Может знает Божий план она?
Почему? Зачем? Из года в год
Где-нибудь в степи сорняк растет.

Еще листва во всю лепечет,
Приветлив долгожданный вечер
И долог день и зной порой.
Еще силен, но вдруг зимой
В душе повеет, как беда,
Как взгляд судьбы, но холода
Мелькнут, что было не поймешь -
Обычный августовский дождь.
Вновь лето не до маяты.
Пылают поздние цветы.
Вокруг ликуют жизнелюбы.
Нектар ли жаждущие губы
Им поздние цветы сулят
Иль разочарований яд.
Их жизни блеск и круговерть
Почти опровергают смерть.
Судьба таится, что горька
Не вечно лето и пока
Там суета там ищут мед
И всяк себе в чистую врет.

Я на песочке осени
Не согласуясь с временем
Воображаю бросить ли
Дела, что тяжким бременем.
Мне море — знахарь вечности -
Волнуюсь недосказанным
Твердил о быстротечности
Всего к чему привязаны.
Мне облака подсолнечно
Играя светотенями
О будущем безоблачном
Делились представлениями.
Войти в прибой опасливо,
Но внешне без заботливо
Прилечь на спину счастливо
Кипящего животного.
Из-под тебя летящего
На берег неуступчивый
Предательски шипящего
Тебе о том, что влюбчивый.
И ласковый и стелется
Не бойся быть затянутым
Пусть правильно не верится,

Когда сместится ось земная,
Бог руку поменяет ли,
А может времени кривая
Устанет прибавлять нули,
За единицей вереницей
Считая наново лета,
Что людям перевоплотиться
Когда рука уже не та.
О, человече, вечный грешник,
Подвластный новизне всегда...
Закружит ось земли мятежник
Его полярная звезда
Струной натянет ось над миром
И прежняя ослабнет нить
Заворожённые кумиром
Взойдут неверных умертвить,
Но мы то нынче не в опале,
Хотя в образованьи брешь.
Кто эту ось держал вначале?
Быть может и сейчас мятеж?
Так слабый дух рождает мощи
Поеденных грехами тел,
Так голод гонит их на площадь
Где вертел над костром вертел
Дикарь, зажаривая мясо.
Он съест его полусырым.

И мы на расстояньи часа
Все так же мясо мы едим.
Так бездны толпий в горловину
Забвений унесла вода.
Уж солнца диск наполовину,
А божий человек когда?
Бегут до горизонта тени,
Кусты душистые сирени
Законтражурены в лучах.
И через дыры контражура,
Чтоб человечек не зачах,
Сетчатки звёздная структура
Из космоса на нас глядит.
В Его глазу метеорит
О Хаосе напоминает,
И Вечный в этот час мечтает
О том, как этот мир взорвёт
Во имя будущего мира,
Но солнце плавно восстает:
Расплавленной головкой сыра,
Желтком, сиятельный громадой
И небесам вопит не надо!
Во мне огня бушуют волны
И бездны электронов полны
Взор человечества на мне
Я господин над их порядком,
Преуспевающий вполне
Во имя гибели... загадка
Подростков "карликов" покой
Под Бога творческой рукой.
Но "карлик" взглядом
тень измерил
Она ему на запад двери
Естественна как водосток
Ревнива и необратима,
А что же двери на восток?
Не уж то лакомые мимо
Фантазий смертных образцы?
Он тронул веточкой сосцы
Там запах мускуса и тмина
И пьяный беспредел жасмина
Берут уверенно свое.
Уже не понимая фальши
В адепты выбится зверье
Способно ли, что будет дальше?
Как будто их бессмертен хор,
Забавен жертвенный костер...
Они здесь вроде постояльцы
И их заломленные пальцы
На клавишах терзают блик.
И в вопле воплощая веру,
Земной беснуется двойник,
Что подчинён богов примеру,
Он трогает сосцы слегка
Огнём игривым языка.
Возлюбленная, видишь время?
И ты в нём грешная горишь.
Раскрывшееся к звёздам темя
Мечтает на денёк в Париж.
К земле прикованные бедра
К востоку развернули грудь.
И ты пока не знаешь твёрдо,
Куда ей Богу повернуть.
Я лаской времени касаясь
Тебя пытал, лизал огнём,
Наш бесконечен мир казалось,
Едва ли мы его допьем.
То жрица ты, то лесбиянка,
То жертва грешного огня
- Моя прекрасная Землянка,
Ты будто просишь: съешь меня!
На все четыре части света
Твой зов как звонкие ключи!
Я подчинюсь, я сам отпетый,
Ловлю твоей любви лучи.
Готов служить! Как тварь земная
Могу предать средь бела дня.
И на костер судьбой играя,
Взойти и крикнуть: съешь меня!

Дымы отечества веками
Струились ввысь за облаками,
А следом спотыкалась тень
О, бесконечные сюжеты!
Как ей отбрасывать не лень
Своих героев силуэты?
Пропиской клеточки в тетрадь
Топографически сличать
Благоустроенности клеток,
Как запахи сирени веток
Среди бескрайних этажей.
Куда велите это жить
Кусочек сажи по
-сажей?
При жизни он в камер
-пажи
Производился как
-то, право,
То жизнь любовь, а то отрава...

Господа, каламбур...
Был бы трезв господа
Для чего вам la amour?
Для господ с ней беда!
В мыле гривы коней...
Нас манит под горой
Чисто чертов ручей
Что зовётся молвой.
Хочешь спьяну до дна
Выпей долю свою.
Что же чарка? Верна
Точно шпага в бою.
Наши кони резвы
Бить копытами край.
Кто боится молвы,
У ручья умирай.
Можешь вовсе не пить...
И светло, и грешно
Ткется серая нить
В бытия полотно.

Но все устроится пригоже,
Ведь верно: Запад нам поможет...
Вдыхая пряностей глоток
И роскошь клеток европейских,
Давно на западе восток
Среди привычных дел житейских.
И в этом скрыта новизна
- Восток, тебе ли есть цена?
Ты всюду господин земли,
К тебе с присягой короли,
Ты обогнал земной виток,
Ты горизонты подменил.
Тень побежала на восток
И карлик двери отворил.
Он видит то, что видишь ты
Блестящим оком золотым:
В нём преломилась светотень,
В нём отражается сирень
И сладких запахов магнит,
Чья бесконечна пустота,
И странствуют метеорит,
И звёзд бескрайних невода
По кругу водят хоровод
На гибель или на живот.

В осязаемом воздухе взглядов
Заблудился ли может быть кто?
Или может быть так было надо,
Чтобы ветром продуло пальто.
Дальним светом собаку настигло
И обманчиво тень ее вдоль
Побежала на тоненьких иглах
По стенам точно серая моль.
Над сшибаемой ветрами плотью
Потешалась насмешливо тень.
Кто он? Кто подчинился отродью...
Или биться с ветрами лень...
Или неуловимой тенью
Над стенами чье царство дым,
Жизнь, глазам отдав на съедение,
Хрупким душам он поводырь.

Хрустит под ними все подряд
И окаянные скрипят,
Ведомые по свету оси,
Куда идёте вы за Ним?
- Прохожий мимоходом спросит.
А мы наивно разъясним
- На запад или на восток,
Осей вселенских поперёк.
Сквозь юг и север, в мерзлоте,
Воткнуты кем
-то оси те.
Но мимо, мимо, мимо мы...
И гонит нас по свету тьма.
Ведь мы не выживем без тьмы
- Она нам главная кума
И значит не для нас урок,
Осей вселенских поперёк...
А вдруг несхожести глоток
Толкает божий вороток
И жизнь играет как вино,
Осей вселенских поперёк,
И ей прекрасной все равно
- Глядеть на запад ли, восток...
Все встретит звёздная структура
Сетчатки в дырах контражура